Тюрьма - специальный проект
Загрузить Adobe Flash Player
 









Рейтинг@Mail.ru

Пт, 4 Март 2011. Лишение свободы, Новости, Образцы документов, Полезная информация

Позиция защиты Александра Отрощенкова в судебных прениях по обвинению Александра Отрощенкова, Александра Молчанова, Дмитрия Новика (ч. 2 ст. 293, ст. 370 УК РБ)

По результатам правозащитного мониторинга судебного процесса по уголовному делу Александра Отрощенкова, Александра Молчанова и Дмитрия Новика мониторинговая группа Центра правовой трансформации подготовила стенограммы выступлений государственного обвинителя и адвокатов. 2 марта 2011 г. в 18.30 судьей Черкас Татьяной Станиславовной в суде Фрунзенского района г.Минска вынесен приговор Александру Отрощенкову, Александру Молчанову, Дмитрию Новику за участие в мирной акции 19 декабря 2010 г.

Мониторинг судов по событиям 19 декабря в Минске

Дата: 2 марта 2011 г.

Место: Суд Фрунзенского района г. Минска

Судья:  Черкас Татьяна Станиславовна

Государственный обвинитель Татьяна Молодцова

Обвиняемые: Александр Отрощенков, Александр Молчанов, Дмитрий Новик

Позиция защиты в судебных прениях Александра Отрощенкова:

адвокат Вадим Мушинский

Высокий Суд, моему подзащитному наряду с другими обвиняемыми предъявлено довольно серьезное обвинение - совершение тяжкого преступления, предусмотренного частью 2 статьи 293 Уголовного кодекса Республики Беларусь. Государственный обвинитель в судебном заседании поддержал предъявленное обвинение, однако я как защитник обвиняемого Отрощенкова не могу согласиться с мнением государственного обвинителя и считаю, что в действиях Отрощенкова  отсутствует уголовный состав инкриминируемого ему деяния, так как действия Отрощенкова по событиям 9 [19] декабря прошлого года, с точки зрения действующего законодательства, должны квалифицироваться иначе, нежели это было предложено органами предварительного расследования.

Высокий Суд, правоприменительной практики при рассмотрении подобных дел очень мало в нашей республике. С одной стороны, это очень хорошо, действительно прекрасно, когда в стране, в обществе существует порядок. Но, с другой стороны, это вызывает сегодня определенную сложность при определении правильной квалификации действий каждого из участников несанкционированного митинга по событиям 19 декабря. Поэтому я сегодня вижу своей задачей помочь Суду дать верную оценку действиям обвиняемого Отрощенкова и я надеюсь, что в дальнейшем это послужит вынесению со стороны Суда объективного и законного приговора.

Итак, Высокий Суд, массовые беспорядки. Что принято считать массовыми беспорядками? Это, действительно, действия бесчинствующей толпы, которые непременно должны сопровождаться насилием над личностью, погромами, поджогами, уничтожением имущества, вооруженным сопротивлением власти и так далее. Участие в массовых беспорядках, выразившееся в непосредственном совершении действий, названных в законе, - это непосредственное совершение насилия, уничтожения имущества, поджога и так далее, что было мной перечислено.

По мнению автора обвинения, а также Государственного Обвинителя, Отрощенков, действуя согласованно с Молчановым и Новиком, и другими неустановленными лицами с целью реализации единого умысла на уничтожение имущества и вооруженное сопротивление представителям власти, предпринял попытку с применением физической силы путем повреждения входной двери и деревянных заграждений незаконно проникнуть в здание Дома Правительства, то есть тем самым, по их мнению, он принял активное участие в массовых беспорядках.

При всем этом, при всей такой активности, Отрощенкову вменяют нанесение всего лишь, как пишется в обвинении, «не менее одного удара по деревянным заграждениям», но добавляют, что «он также совершил иные физические действия по проникновению в вышеуказанное здание».  Однако чем конкретно выражались данные действия, в чем конкретно выразились «иные действия» в обвинении не указано, и, к сожалению, от Государственного Обвинителя я это также не услышал.

Я полагаю, Высокий Суд, что после проведенного судебного заседания, исследования материалов уголовного дела, просмотра предоставленной видеозаписи событий, предложенный текст обвинения явно не нашел своего подтверждения в зале суда. Во-первых, непонятно, на основании чего органами следствия был сделан вывод о согласованности действия моего подзащитного с Молчановым и Новиком, более того, о наличии у них единого умысла на реализацию вышеназванных действий. Все обвиняемые в судебном заседании показали, что они в принципе в судебном заседании увидели друг друга впервые, ранее они знакомы не были, никаких телефонных разговоров или каких-либо других общений между ними никогда не происходило.

Более того, на Площади они вообще находились в совершенно разных местах. Поэтому действительно вызывает недоразумение, на основе чего сделан данный вывод о наличии какого-то предварительного сговора. Мой подзащитный в судебном заседании пояснил, что… он пояснил свою цель и мотивы своего прихода на площадь. Да, он не отрицал, что являлся членом инициативной группы по сбору подписей в пользу кандидата в президенты Санникова, является его пресс-секретарем, поэтому, в силу своих политических взглядов, убеждений, он принял участие в данном митинге, цели которого, как он пояснял, как поясняли другие лица, опрошенные в суде, изначально носили исключительно мирный характер. Поэтому одной из причин его участия явилось лишь желание выслушать мнение граждан по проведенным выборам Президента нашей страны.

Кроме того обвиняемый на тот период сотрудничал с русской редакцией международного информационного портала «Делфи» и вечером 19 декабря, находясь на Площади, Отрощенков оказывал содействие корреспонденту «Делфи» в освещении ситуации. Собственно, это и явилось основной причиной его нахождения в толпе возле Дома Правительства. Поэтому выводы следствия о цели Отрощенкова на реализацию каких-либо вышеназванных действий, тем более в согласованности с кем-либо, являются голословными, Высокий Суд, они не соответствуют действительности, что, собственно, с точки зрения уголовного законодательства, является только лишь предположением и не более того.

Фактически предъявленное обвинение моему подзащитному базируется только лишь, на мой взгляд,  на материалах предоставленной видеосъемки, которая была нами посмотрена в судебном заседании. Так как, на мой взгляд, предоставленные следствием письменные материалы данного дела, фактически, основной объем их, фактически, никакого отношения к сути предъявленного обвинения не имеют. Собранный следствием материал, на мой взгляд, направлен только лишь на подтверждение причастности Отрощенкова к белорусской оппозиции, на круг его знакомств и так далее. Это распечатка телефонных разговоров, фотографии личные, визитница и так далее. Мне не совсем понятно, что хотели этим показать органы следствия, сам обвиняемый никогда не отрицал своего знакомства с тем же Санниковым и другими лицами, тем более, подобное уголовно наказуемым деянием не является, и, на мой взгляд, признавать вещественными доказательствами по делу такие вещи, как мобильный телефон, фотокамеру и ту же визитницу просто не было никакой необходимости, так как, я еще раз повторюсь, данные вещественные доказательства по существу предъявленного обвинения ничего не доказывают, а следовательно, никакого отношения иметь не могут. Что касается имеющейся видеозаписи, Высокий Суд, видеозаписи, касающейся непосредственно моего подзащитного: да, действительно, на ней мы все видели Александра Отрощенкова. Он и сам не отрицал, не оспаривал идентификацию своей личности. Цель нахождения в толпе Отрощенков пояснял в Суде,  я об этом уже говорил выше. Фактически, что было видно на кадрах? На кадрах мы видели, что обвиняемый Отрощенков действительно только лишь находится в толпе, и наблюдает за происходящими событиями. Все те действия, которые описаны в обвинительном заключении, которое описали ораны следствия, явно не усматриваются, какие либо колебания Отрощенкова в толпе также не являются, не могут рассматриваться как его участие в причинении вреда или каких-либо других действий. Свои вот эти вот «колебания», я их назову только лишь так, Отрощенков пояснил в судебном заседании, что, да, действительно, он находился в толпе, он не был в непосредственной близости к зданию, он наблюдал за происходящими событиями.  Действия толпы, как она себя будет вести, предсказать ему было сложно. То, что все происходило спонтанно, конечно, и, возможно, где-то и усматривается, что Отрощенков под влиянием толпы совершил несколько шагов вперед, хотя он до здания абсолютно не добегал, как предлагалось свидетелями в судебном заседании, это были вынужденные действия, так как всем известно, что такое «эффект толпы» и как это все заканчивается.  На кадрах было видно, какая плотность данной толпы, и, действительно, я думаю, ни у кого не вызывает сомнений, что беспрепятственно покинуть толпу было просто невозможно.

Далее, что мы опять же видели на кадрах: никакого имущества Александр Отрощенков не портил, никакого насилия не применял, ничего не поджигал, никаких действий, фактически квалифицирующих состав данного деяния, с его стороны не усматривается. Следует предположить, что, если бы у лица, у которого был умысел на совершение описанных в обвинении действий, я думаю, что нам бы не раз бы пришлось увидеть Александра Отрощенкова в кадре. Однако нам в судебном заседании был предложен только единственный эпизод, я никаких других ракурсов Александра Отрощенкова в судебном заседании не наблюдал, Высокий Суд.

Более того, хочу также обратить внимание на показания также допрошенных тех же операторов в судебном заседании, свидетелей Антонова и Шелко, которые также подтвердили, что, действительно, они не видели со стороны Александра Отрощенкова нанесения каких-либо ударов руками по деревянным заграждениям. Единственное, что они увидели, это его вот эти вот действия в непосредственной толпе, тем более, что он и не мог нанести каких-либо ударов, так как он в первых рядах не находился, что, собственно, и подтверждают просмотренные нами кадры. Имея умысел на уничтожение имущества, на совершение каких-то беспорядков, на оказание вооруженного сопротивления, я думаю, что лицо должно пытаться реализовать свой умысел, коль он у него есть. Однако после того, как Александр Отрощенков понял, что нахождение в толпе небезопасно, больше его мы нигде не видели -  Александр Отрощенков покинул это место.

Поэтому, Высокий Суд, анализируя все предоставленные следствием доказательства по делу, мне трудно судить, что побудило следственные органы возбудить в отношении Отрощенкова уголовное дело и предъявить ему обвинение в совершении довольно серьезных («вменений» - оговорка) обвинений, преступления, прошу прощения. Применив к Отрощенкову меру пресечения в виде заключения под стражу органами следствия, тем самым создались определенные сложности в осуществлении реализации права на…, реализации права, данного законом, как обвиняемому, так и защите, на реализацию права осуществления конфиденциальных бесед наедине и так далее, несмотря на то, что с моей стороны неоднократно предпринимались попытки посетить обвиняемого, это вызывало сложности, так как, как мотивировали в следственном изоляторе, все кабинеты были заняты,  в связи с чем мне не предоставилась возможность реализовать данное право. Мной подавалось также ходатайство на изменение Отрощенкову меры пресечения, однако, к сожалению, данное ходатайство было отклонено.

Однако, Высокий Суд, на сегодняшний день Защита далека от мысли Вас убедить в том, что Александр Отрощенков кристально чист, что он не совершал административных проступков. Конечно, нет. Отрощенков привлекался к административной ответственности, и не единожды, и, на мой взгляд, по событиям 19 декабря Отрощенков совершил очередное административное правонарушение, так как было установлено, чего он и сам не отрицал, что он знал, что данный митинг не санкционирован, разрешение на его проведение получено не было, поэтому, анализируя его действия, которые мы видели, следует полагать, что, да, в его действиях присутствует административный состав, состав административного правонарушения. Поэтому, Высокий Суд, я думаю, что Суд сделает должную оценку предоставленным доказательствам. И ничего другого, как просить Суд вынести моему подзащитному оправдательный приговор я просить не могу.

Благодарю за внимание.

Источник: http://spring96.org/ru/news/41570

Справка NewsBY.org:

Статья 345. УПК Беларуси Содержание и порядок судебных прений

1. После окончания судебного следствия суд переходит к судебным прениям, которые состоят из речей государственного и частного обвинителей, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, защитника, обвиняемого, самостоятельно осуществляющего свою защиту, или его законного представителя. Последовательность выступлений участников судебных прений устанавливается судом по их предложениям, но во всех случаях первым выступает государственный или частный обвинитель.

2. Участники судебных прений не вправе ссылаться на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании. При необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства они могут ходатайствовать о возобновлении судебного следствия.

3. Суд не может ограничивать продолжительность прений сторон определенным временем, но председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу.

4. После произнесения речей всеми участниками судебных прений каждый из них может выступить еще по одному разу с замечаниями (репликами) относительно сказанного в их речах. Право последнего замечания (реплики) принадлежит обвиняемому или его защитнику.

5. Каждый участник судебных прений может представить суду в письменной форме свою речь, а также предлагаемую им формулировку решения по вопросам, указанным в пунктах 1–16 статьи 352 настоящего Кодекса. Предлагаемая формулировка не имеет для суда обязательной силы.

Статья 346. Последнее слово обвиняемого

1. После окончания судебных прений председательствующий предоставляет обвиняемому последнее слово. Никакие вопросы к обвиняемому во время его последнего слова не допускаются.

2. Суд не может ограничивать продолжительность последнего слова обвиняемого определенным временем, но председательствующий вправе останавливать обвиняемого в случаях, когда он касается обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу.

Полезная информация:

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь

Уголовный кодекс Республики Беларусь

Уголовное дело по Площади 2010

Жириновский: Лукашенко украл власть (видео)

В тему: Площадь 19 декабря 2010 года

Станислав Шушкевич: У власти в Беларуси преступники

2 марта 2011 г. в 18.30 судьей Черкас Татьяной Станиславовной в суде Фрунзенского района г.Минска вынесен приговор Александру Отрощенкову, Александру Молчанову, Дмитрию Новику за участие в мирной акции 19 декабря 2010 г.

Александр Отрощенков признан виновным по ч.2 ст.293 (массовые беспорядки) и приговорен к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима.

Александр Молчанов признан виновным по ч.2 ст.293 и ст. 370 (надругательство над государственными символами) и приговорен к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима.

Дмитрий Новик признан виновным по ч.2 ст.293 и приговорен к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима.


Tags: , , ,

<<< Главная страница